Особенности поведения ребёнка в возрасте от двух до пяти лет

Особенности поведения ребёнка в возрасте от двух до пяти лет

Как выбрать правильное наказание для ребенка, почему дети придумывают себе вымышленных друзей и когда не стоит идти на поводу у ребенка? Обо всем этом в разговоре с Татьяной Горячевой, кандидатом психологических наук, руководителем Центра психодиагностики и психокоррекции при ИБП, доцентом кафедры клинической психологии факультета клинической психологии и социальной работы РНИМУ им. Н.И.Пирогова, и доцентом кафедры нейро- и патопсихологии факультета клинической и специальной психологии МГППУ.

– Часто приходится слышать от родителей, что дети в возрасте от двух до четырёх лет становятся неуправляемыми, непослушными. С чем это связано? Это возрастное?

– Конечно, это возрастное. Это связано с «кризисом трёх лет». У кого-то он наступает чуть раньше, у кого-то чуть позже. Причём в последнее время всё чаще этот кризис смещается к четырём – пяти годам. «Кризис трёх лет» – это первый этап самостоятельности ребёнка. Это время, когда становится, формируется собственное «Я», когда ребёнок заявляет о себе, и здесь появляется позиция «я хочу, я могу что-то сделать самостоятельно». В первую очередь без родителей. И если родители хотят по иному – вот тут-то и начинается конфликт (интересов) и непослушание.

– Почему перемена детского поведения носит такой резкий характер? Ещё вчера ребёнок был послушным и вёл себя подобающим образом, адекватно, и вдруг – «как подменили»?

– Как и все кризисы, они наступают внезапно, когда родители могут быть не совсем готовы к этому. Я не думаю что это так внезапно, это для родителей выглядит неожиданно. Допустим, вчера ребёнок был послушным, вёл себя так, как от него хотели родители, а сегодня ведёт себя иначе – то это и выглядит, что ребёнка «как будто подменили». Его самостоятельность начинает проявляться везде. С мамой, с папой, с бабушкой, с дедушкой, в детском саду – ребёнок начинает заявлять о себе, что он уже – личность.

– Существует мнение, что такие изменения в поведении ребёнка могут быть последствием, к примеру, вирусной инфекции (ОРВИ). Насколько данная точка зрения имеет место быть обоснованной?

– Любое вирусное заболевание охватывает системно весь организм. Мы почему-то всегда пропускаем этап выздоровления, такое сложилось мнение – проболели три дня, сопли прошли – и всё, ребёнок здоров. На самом деле, даже взрослые болеют далеко не три дня, а тем более дети – иногда на фоне этого выздоровления ребёнка уже выписывают в детский сад, считая, что заболевание прошло – ведь нет ярко выраженных симптомов. Хотя, как правило, есть остаточный кашель. Этот период (выздоровления) тянется достаточно долго. В период выздоровления у детей, как и у взрослых, наблюдается астенизация, только выражается она по-другому – взрослые после болезни ослабленные, организм быстро устаёт, и взрослый человек осознаёт это. Ребёнок же не знает, как выразить свои ощущения такого рода, и потому выражает их в капризах. Ему всё не так, потому что он ещё недостаточно здоров. Это независимо от того, чем он болел, абсолютно любое заболевание будет с периодом такого выздоровления.

– Однажды наблюдал ситуацию – девочка больно ударила маму. «Ты зачем ударила маму? – Это мне Черкиз (игрушка, большой плюшевый медведь) сказал». Родители насторожились – их ребёнок разговаривает с медведем. В какой момент такой вымышленный друг – норма, а когда стоит обратить на это повышенное внимание?

– Это наблюдается сплошь и рядом, это вполне естественно. Очень часто факт существования этих вымышленных друзей может говорить о том, что ребенку немного не хватает внимания. Дети совершенно разные – одному надо больше внимания, другому – меньше. Если внимания не хватает, то они будут сочинять всякие небылицы, вымышленных друзей, говорить о контакте с вымышленными друзьями.

– Как в приведённом примере про Черкиза – возможно, это отвлечение внимания, перекладывание ответственности?

– Через вымышленных друзей и вымышленных двойников дети как раз и уясняют, что такое хорошо, а что такое плохо. Например, ты хороший мальчик, а Миша (хулиганистое и непослушное «Я» ребёнка) – плохой мальчик. Вот я сейчас плохой мальчик – я Миша, а потом я опять становлюсь собой – я хороший мальчик. Еще я заметила на собственном сыне и на других детях – это очень характерно для детей с двойными именами. То есть, например, Саша – Шура. Саша – хороший, Шура – плохой, или наоборот.

У нас была похожая ситуация, мы поиграли в плохую девочку, что иногда она приходит. Когда балуемся – приходит плохая девочка, потом мы вроде бы забыли эту историю и остались сами по себе как есть – непослушные, непоседливые и вредные. Никто же вам не говорит, что с уходом этой фантазии ребенок и правда станет хорошим. Процесс воспитания и общения между родителями и ребёнком продолжается дальше.

– Как вы и современная психологическая наука относятся к телесному наказанию – шлепку по мягкому месту?

– Временами это полезно. Что касается наказания ребенка, за серьезные провинности ребенок должен быть наказан, но для каждого ребенка индивидуальный выбор наказания. Кого-то можно шлепнуть. А для кого-то, шлепок – это никак. Есть определенные механизмы воздействия – кому-то шлепок, кому-то строгий взгляд, на некоторых детей даже это действует, а кому-то – это лишение каких-то удовольствий, лишение конфет, компьютерных игр, смотреть мультики.

Все сталкиваются с подобной ситуацией, когда ребёнок совершает опасные для жизни и здоровья действия, к примеру, прыжки по канализационным люкам. Родители говорят – «не прыгай по люкам, это опасно!», объясняют последствия. Понятно, из сказанного выше, что это означает, что ребенок обозначает собственную территорию свободы – «я хочу делать то, что я хочу», будет делать наперекор сказанному и продолжает прыгать по люкам дальше. Мама с папой раз сказала, два…

Тогда шлепок оправдан. Это болевое отрицательное подкрепление. Оно (болевое отрицательное подкрепление) применимо в общении и с совсем маленьким детям, которые еще не говорят. Они, например, кусаются или щипаются, в ответ его можно ущипнуть или шлепнуть, чтобы он почувствовал сам на себе эту боль – это и есть отрицательное подкрепление. Это не значит, что ребенка надо избивать, иногда достаточно одного раза, иногда несколько раз, чтобы это болевое ощущение было.

– И всё же, часто ребёнок совершает действия наперекор мнению взрослых, вступает в полемику, например – «ты, бабушка, принеси, ты подай, ты сама сделай, ну и что, что старенькая – потихонечку ножками «топ-топ». Понятно – что это процесс становления личности. Как быть в таких случаях?

– На самом деле, у каждого из нас есть собственные личностные границы – ваша свобода заканчивается там, где начинается свобода другого человека. Ребенок пока этого не знает, и вы должны ему четко показать, что его свобода закончилась ровно там, где началась ваша свобода. И ваше мнение тоже играет роль.

– Конкретно в вышеописанной ситуации – стоит ли идти у него на поводу, либо нужно стоять до конца? Ведь потом начинаются слезы, истерики – отстаивание этой личностной границы.

– Иногда ребенок провоцирует на какой-то скандал, когда он устал. Так часто бывает, потому что слезы и истерики – это некий энергетически выход, после которого наступает сон. Если это единичные случаи, то это указывает на переутомление. Очень часто при перевозбуждении – ребенок никак не может остановиться и нужно, чтобы его кто-то остановил, а сам он этого сделать не может. Его, так сказать, «понесло». Но, если это через день, каждый день – я бы посоветовала обратиться к врачу или к психологу. Это может говорить о недостаточном функционировании нервной системы – это могут быть признаки функциональной недостаточности нервной системы или каких-то заболеваний. Чтобы это исключить, необходимо сходить к врачу.

– Воровство, ложь, драки – антисоциальные вещи, которые оставлять без внимания нельзя. Как родителям реагировать в таком случае?

– По поводу воровства я уже неоднократно повторяла: очень часто воровство ребенка – это крик – «обратите на меня внимание». Если он действительно продумывает воровство – вы никогда этого не заметите, не узнаете и не поймаете. Но очень часто ребёнок совершает какие-то очевидные вещи, когда это воровство все замечают. Это крик – ребенка не понимают, возможно, есть трудности с пониманием ребенка в семье. Возможно, не принимают его таким, какой он есть, не уделяют ему достаточно внимания. Или, к примеру, какие-то сложные ситуации. В моей практике был случай. За помощью обратились молодые родители – вроде благополучная в материальном плане семья, но – ребенок 9 лет подряд крал деньги у дедушки. Дедушка достаточно жесткий, авторитарный, плюс ко всему сложные взаимоотношения между родителями были – отец уходил из семьи, потом возвращался, но развода как такового не было. Ребенок переживает, ничего другого не мог придумать, как только воровать у деда. Куда он тратил эти деньги? Поскольку ребенок находится в неустойчивой жизненной позиции, а при такой обстановке внутри семьи обычно бывают еще и трудности с социальной адаптацией, он на украденные деньги покупал леденцы, жвачки своим приятелям, для того, чтобы они с ним дружили.

– Может ли такое поведение ребёнка быть некоторым веянием времени? Очень часто родители говорят, что «вот мы такими не были»?

– Это не правда. На самом деле, это было во все времена. Все примеры описаны в психологической литературе уже очень давно. Возможно, сами родители никогда и не были в такой ситуации, в которой находится их ребенок, но воровство, какие-то противоправные действия всегда совершались детьми. Это как проверка на прочность своих родственников. Это вопрос «А что мне за это будет?». Проверка границ, если хотите – где можно, а где нельзя. Дети очень хорошо знают эту границу, когда уже нельзя, когда у родителей наступает предел, и дальше уже идут такие мощные санкции, которых ребенок не хочет получать. А если идет некое потакание ребенку – «ну ладно, ну оступился, нам жалко, мы прощаем» – эта граница раздвигается и раздвигается, вплоть до социально неприемлемых действий не только в семье, но и по отношению к окружающим. Кто, как ни родители, ставят эти границы, ведь если жестко, правильно и своевременно поставить, ребенок это все обязательно поймет.

– Когда ребёнок, с расширенными границами собственной свободы, начинает социализироваться, когда вокруг него дети, такие же, как и он сам – чувство «вседозволенности» только усилится?

– Это гораздо проблематичнее, потому что когда попадается один ребенок «без границ» в детском саду или школьном классе – его очень быстро поставят на место. А когда для половины класса характерно такое поведение – это уже большие проблемы. Хотя, на самом деле – очень большие проблемы у современных родителей. Я уже лет 20 работаю в практике и в консультации. Последние 3 – 5 лет у меня попадаются настолько инфантильные родители, что я не перестаю удивляться. Инфантильные родители сами «без границ», сами под опекой собственных родителей, и они не могут дать ребенку того, что ему нужно – вот эти самые рамки социализации. Ребенок оказывается социально неадаптированным. Благополучная семья – это некий иммунитет к социуму. То есть ребенок в благополучной семье социально адаптирован, хорошо контактируемый и внутри очень динамичный. Он очень легко адаптируется и вливается в социум и там находится. Если семья дисгармонична, дисфункциональна, то у ребенка, как правило, и возникают, проблемы с социумом.

– Что посоветуете родителям, которые сталкиваются с такого рода проблемами?

– С одной стороны, внимательнее относиться к своим детям, потому что они очень разные. Сейчас, к сожалению, очень много семей с единственным ребенком. Когда имеешь единственного ребенка – не видишь, какие разные бывают дети. К каждому нужен свой подход. И второе пожелание – заниматься самим собой, собственным психологическим, личностным ростом. Потому что у родителей, которые личностно зрелые, нет особых проблем с детьми.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.