Если подросток не бунтует – с ним все в порядке?

Если подросток не бунтует – с ним все в порядке?

Бен потихоньку достиг того возраста, когда окружающие вдруг замечают, как он вырос. Скулы и подбородок заострились, плечи стали шире, и, хотя вымахать он еще не успел, пубертатный период скоро не заставит себя ждать.

Я искренне надеюсь, что мне удастся и впредь практиковать сознательно-расслабленный подход к родительству. При этом у меня есть серьезные опасения, что подростковые гормональные бури могут нарушить мир и спокойствие в нашей семье. Бен уже начинает дерзить, и приближение пубертата определенно сказывается на его настроении. Особенно тяжело бывает по воскресеньям, когда он свободен целый день и не может уцепиться за привычную рутину. В такие дни он ворчит и чувствует себя усталым. Как многие родители, я вглядываюсь в будущее с некоторой тревогой.

Пока опыт общения с голландскими подростками у меня исключительно положительный. В компании взрослых трое детей моей золовки неизменно милы, вежливы и приятны. Кажется, у них не бывает вспышек агрессии, мрачного или переменчивого настроения; они открыты и дружелюбны. Няни-подростки, которые присматривали за Иной и Беном в детстве тоже были очаровательными. Пятнадцатилетний мальчик-газетчик всегда улыбчив и вежлив. Как сделать так, чтобы Бен превратился в такого же обаятельного голландского подростка, каких я вижу вокруг?

Без школьной формы подростки спокойнее?
Внешний вид здешних подростков отличается от провокационного стиля тинейджеров на моей родине. Хотя аргументов в защиту школьной формы более чем достаточно, я заметила, что британские школьники, вынужденные ее носить, частенько стараются экстремальным способом выразить свою индивидуальность в свободное время.

Во всяком случае, будучи девочкой, я поступала именно так: носила черное, рваные джинсы и накладывала очень много макияжа и в результате в четырнадцать лет выглядела, мягко говоря, забавно. В Голландии нет школьной формы, но дети одеваются однотипно: в джинсы и спортивные костюмы. И Бен уверяет, что никто никого не задирает из-за внешнего вида.

Когда я показала маме фотографию нового класса Бена, она удивилась, не увидев формы на учениках. Затем попыталась сосчитать, сколько в классе мальчиков и девочек, но потерпела неудачу, ведь все были одеты примерно одинаково и подстрижены в гендерно-нейтральном стиле.

Очевидно, в отсутствие школьной формы они не испытывают потребности доказывать свою индивидуальность либо выделяться. Создается впечатление, что в обществе, где сексуальность считается естественной и приемлемой, а подростки просвещены в этом вопросе, им и в голову не приходит излишне подчеркивать ее или провоцировать окружающих внешним видом. Может, чем меньше правил, тем меньше хочется их нарушать?

Ранняя половая жизнь — это скучно
Саймон Купер написал для «Файнэншл таймс» о том, каково быть родителем подростка в Голландии и США. Голландцы создают «зоны контроля», в рамках которых подростки свободны в своих действиях и могут экспериментировать. Родители не самоустраняются, но держат руку на пульсе и не вмешиваются без особой на то необходимости.

Яркий пример — подростки могут заниматься сексом в родительском доме. «К подростковому сексу голландские родители относятся так же, как голландское общество — к проституции или наркотикам: не запрещают, но держат под присмотром и контролируют». Американцы, напротив, пытаются навязать хорошее поведение силой и запретами. В результате образуется порочный круг: наркотики и беспорядочные половые связи объявляются вне закона и именно поэтому становятся притягательными. «Нидерланды сделали все возможное, чтобы ранняя половая жизнь и наркотики представлялись чем-то скучным, — пишет Купер. — Американским социал-консерваторам стоило бы попробовать такой подход».

Мы часто встречаемся с коллегами-переводчиками, такими же экспатами, как я. Во время последней встречи у нас зашел разговор о голландских тинейджерах. Одна из переводчиц рассказала, что была потрясена, увидев, как девочка-подросток идет по улице за руку с матерью. Другая заметила, как сильно это отличается от Британии, где до двенадцати лет детей чрезмерно опекают, а потом совершенно не смотрят за ними. И подростки соответственно стараются проводить с родителями как можно меньше времени.

Я вспоминаю свой подростковый возраст: мама отпускала меня куда-либо, только снабдив целым ворохом строгих правил. Мы воспринимали родителей, как врагов. А здесь не так — подростки с радостью проводят время с отцами и матерями и даже ездят с ними в отпуск! Когда я была тинейджером, отдых с родителями казался сущим наказанием, и лет в пятнадцать я перестала с ними куда-либо ездить.

Родителей учат, как вести себя с подростками
Как голландским родителям удается сохранить хорошие отношения с тинейджерами? Оказывается, их специальным образом готовят к переходному возрасту детей.

Все голландские дети в возрасте от десяти до двенадцати лет проходят проверку состояния здоровья и темпов роста в местных клиниках. Бена проверяли, когда ему исполнилось одиннадцать. Мы около часа ожидали в коридоре, пока не пришла наша очередь. Медсестра оказалась по¬жилой женщиной в яркой одежде свободного кроя — я такую видела в хипповских лавочках, где продают индийские сари и благовония. Вскоре выяснилось, почему ждать пришлось так долго: медсестра болтала без умолку и расспрашивала Бена о его любимых занятиях. Ни я, ни сын не понимали, к чему эта длинная преамбула: просто разговор или какой-то психологический тест? И озадаченно переглядывались.

Бена измерили и взвесили. Кроме того, для каждого ребенка делают прогноз, какого роста он будет. Оказывается, Бен вырастет средним по голландским меркам — 184 см. Неплохо для мальчика, который с генетической точки зрения голландец всего на 12,5% (среди его предков есть стопроцентные венгры и ан¬гличане и один наполовину голландец, наполовину немец). Может, и правда тут в молоко что-то добавляют?

— А ты знаешь, что будет потом? — внезапно спросила медсестра в несколько театральной манере. Бен посмотрел на нее с ужасом. О чем это она? Снова какие-нибудь прививки?

Медсестра крутанулась в своем кресле, извлекла из шкафчика красную книгу и вручила ему. Надпись на обложке гласила: «Половое созревание».

— Именно! Скоро начнется половое созревание! — воскликнула она таким тоном, будто объявляла о сюрпризе.

Бен растерялся и отдал книгу мне вместе с буклетом-иллюстрацией роста гениталий. Ему куда больше нравилась надпись на открытке: предполагаемый рост — 184 см.

Буклет содержал уйму полезной информации, которой я действительно не знала. Например: оказывается, глазные яблоки ребенка растут периодами, и от этого может болеть голова. А мальчишки сейчас бреют лобок почти так же часто, как и девочки. А как вам такой совет: оставляйте ребенка дома, лишь когда его температура поднимается выше 38 градусов. Если у него просто болит живот или голова, он вполне может пойти в школу, считают авторы.

В буклете упоминалось о том, как важно подавать хороший пример. Подростки всегда замечают, если вы учите их одному, а сами поступаете иначе. «Конечно, родители тоже люди и могут ошибаться. Но в общем и целом они должны быть последовательны. Иначе все эти доверительные разговоры не будут иметь смысла. А ведь заложенные в семье нормы поведения ребенок пронесет через всю жизнь».

Еще совет: поощрять соблюдение личной гигиены. Думаю, пора поговорить об этом с Беном. Боюсь, он забудет о существовании ванны и душа, если я пущу все на самотек. И немного об эмоциональном развитии: «Пубертатный период не лишит подростка эмоциональной стабильности, если родители продемонстрируют ясные и реалистичные ожидания на его счет и проявят уважение к его независимости». Что ж, справедливо.

Еще одна цитата из брошюры: «Чаще всего ему уже не требуется ваше разрешение. Большинство подростков не связываются с дурной компанией, не употребляют наркотики и не сквернословят. Напротив — большинство подростков любят своих родных и с удовольствием проводят время дома. Это подтверждают данные ученых. Разрыв поколений не так велик, как можно подумать».

Хотя сравнительно недавно молодые голландцы в самом деле бунтовали против строгости старших — так было в бурные 1960-е, — сейчас конфликт поколений практически не ощущается. Общество перестало быть авторитарным, а в семье воцарилась демократия. То есть и протестовать-то, по сути, стало незачем.

Подписывайтесь на наш Telegram, чтобы быть в курсе важных новостей медицины

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.