Когда ребенок в реанимации: права родителей

Когда ребенок в реанимации: права родителей

Иногда беда случается даже в самых благополучных семьях. Ребенок оказывается в больнице, в отделении реанимации и интенсивной терапии (ОРИТ). И вдруг оказывается, что быть там вместе с ним нельзя, не пускают к малышу ни маму, ни папу. «Не положено», — говорят. «Это реанимация, а не проходной двор». «Нечего вам там делать». Как же нечего, ведь самый любимый малыш, нежная кровиночка, мамина крошка вдруг оказывается в тяжелую минуту жизни в одиночестве, в незнакомом и страшном месте, в окружении непонятных людей в одинаковой одежде, и люди эти делают с беззащитным ребенком всякие неприятные, болезненные и пугающие вещи. Представив на минуту, что чувствует в эти минуты любимое дитя, мать начинает седеть и впадать в истерику, и ее можно понять… Как можно понять и врачей, чья задача — спасать жизнь ребенку, а не биться с обезумевшей от тревоги матерью. Что делать в такой ситуации?

Да, это действительно так. Часть 3, статья 51 федерального закона «Об основах охраны здоровья граждан» недвусмысленно говорит именно об этом: родители или опекуны, полномочия которых подтверждены соответствующими документами, имеют право находиться рядом с ребенком на протяжении всего времени его пребывания в стационаре, включая и реанимационное отделение. Это право подтверждает и письмо Министерства здравоохранения от 9 июля 2014 г. N 15-1/2603-07. Один из родителей или опекунов может не только посещать ребенка в реанимации, но и находиться рядом с ним круглосуточно. Ребенком считается пациент, не достигший 15 лет. Отказать в посещении врачи имеют право в четырех ситуациях: если ребенку оказывают неотложную помощь в данный момент; если родитель не соблюдает требования стерильности; болен; находится в состоянии опьянения, алкогольного или наркотического. Болезнью считается даже легкое покашливание или простуда. Под требованиями стерильности подразумевается следующее: обязательное мытье рук, переодевание в стерильные бахилы, халат, шапочку и маску. Не допускаются посетители с длинными распущенными волосами и в шерстяной одежде. Необходимо также выключить мобильный телефон и вести себя тихо. Предоставлять родителям койку или даже стул врачи не обязаны. Необходимо также помнить, что для проведения большинства процедур, от инъекций до электрокардиограммы необходимо получить информированное добровольное согласие пациента. Это означает, что врачи должны предупреждать о том, что они собираются делать и объяснять смысл и цель своих действий, чтобы представители пациента могли это самое информированное согласие дать. Все, на первый взгляд, нормально, понятно и выглядит вполне удовлетворительно. Но на практике все намного сложнее.

Большинство действующих ОРИТ не приспособлены для посещений родителей, а тем более — для круглосуточного пребывания там. В реанимации просто нет для этого места. Дети лежат в общем реанимационном зале, окруженные аппаратурой, рядом может просто не быть места даже для того, чтобы поставить стул. Тем более никто не будет устраивать для родственников спальное место. В общем зале могут находиться дети разного возраста и в состоянии разной степени тяжести. Визиты родных одного ребенка не должны нарушать права других, которым, вероятно, необходима срочная помощь реаниматологов, и присутствие посторонних в это время совершенно неуместно и может помешать врачам выполнять свою работу. Родителям действия врачей, выполняющих рутинные медицинские процедуры, могут показаться невыносимо ужасными. А истерики посетителей — совсем не то, что помогает спасти жизнь. Врачи обязаны отвечать на вопросы родственников, объяснять смысл проводимых мероприятий, чтобы получить согласие на них. Да, это право пациента — получить исчерпывающую информацию. Но в реанимации счет часто идет на секунды, и объяснять сложные вещи человеку, далекому от медицины и находящемуся в состоянии сильного стресса — иногда означает упустить время и не спасти жизнь. Кроме того, часто, очень часто родители выплескивают на врачей эмоции, скандалят, что отнюдь не помогает эффективной работе медиков. Нервозность еще никому не помогала работать лучше. Но многие пациенты почему-то уверены, что если «пойти как следует поскандалить», то ситуация сразу улучшится.

Ситуации бывают разные. Одно дело, когда дочка или сын поступают в реанимацию после плановой операции. И совершенно другое — когда происходит нештатная ситуация, несчастный случай, травма, внезапное неотложное состояние. Гром среди ясного неба. Обухом по голове. Паника в этом случае вполне понятна и объяснима. Но вот нести ее в реанимацию точно не стоит. Просто потому, что это никому ничем не поможет. Не надо мешать работать медикам, это не пойдет на пользу ребенку. Бесполезно нервировать и мучить вопросами санитарок и нянечек — они не просто не располагают информацией, им запрещено ею делиться. На все вопросы родителей может отвечать только лечащий или дежурный врач. И не по первому требованию, а когда у него будет для этого время. Поэтому первое, что следует сделать — успокоиться, насколько это возможно, и запастись терпением. Прорываться с боем в отделение — плохая идея. Не пустят, и правильно сделают. Дальше. Прежде чем отправляться в больницу, стоит собрать все медицинские документы больного, которые могут содержать важную для врачей информацию. Если ребенок принимает какие-либо лекарства — взять их с собой. Лучше приобрести в аптеке комплект стерильной одежды. Теоретически больницы должны снабжать посетителей такой одеждой, но всякое бывает. Лучше взять с собой, чем из-за этого не суметь посетить больного малыша. Ни в коем случае не следует пытаться попасть в реанимационное отделение, если имеются хотя бы незначительные симптомы болезни — даже легкой простуды. У детей в отделении интенсивной терапии понижен иммунитет, и любая инфекция может оказаться фатальной. Правильнее всего сходить на осмотр к терапевту и взять справку об отсутствии заболеваний. Требовать такую справку больница не имеет права, но ее наличие может оказаться полезным.

Надо понимать, что ОРИТ работает по своему распорядку, и посетителей в отдельные промежутки времени могут не пускать по объективным причинам. Перед тем, как родителей впустят в реанимацию, врач обязан предупредить их о том, что они там могут увидеть, так как зрелище может оказаться очень травмирующим. Это действительно не для слабонервных, а истерикам не место там, где спасают жизни. Если мать или отец не чувствуют в себе достаточно моральных сил, чтобы сохранять хотя бы внешнее спокойствие — лучше отложить посещение. Не стоит идти на конфронтацию с врачами и медсестрами. И родители, и медики заинтересованы в одном и том же: в спасении ребенка. Действовать надо сообща, а не воюя друг с другом. Гораздо продуктивнее будет спросить у врачей о том, чем можно помочь, как себя вести, что делать и чего не делать. Готовность к сотрудничеству всегда будет принята лучше, чем «качание прав». Если родителям отказывают в посещении ребенка в ОРИТ, с медсестрами ругаться бессмысленно. Необходимо решать вопрос с заведующим отделением или с главным врачом больницы. Закон на стороне родителей, и никакие внутренние правила не могут иметь приоритет перед федеральным законом. Если руководство больницы не уступает, стоит позвонить на «горячую линию» Минздрава, в Росздравнадзор.

Самые свежие новости медицины в нашей группе на Одноклассниках

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.