Ребенок геймер. Что делать?

Ребенок геймер. Что делать?

Мой сын геймер, ему 8 лет. Три из них мы ведем постоянную борьбу за «другие интересы». Но у него нет других интересов. Он бросил театральный кружок, танцы, испанскую школу, плавание, акробатику, шахматы, футбол… Дзюдо осталось, но не потеснило майнкрафта. Так ли это плохо? Ответы на этот вопрос у кандидата философских наук Юлии ВЕРКЛОВОЙ.

Помните, пару лет назад всех взбудоражила весть о том, что ВОЗ якобы включила любовь в список психических заболеваний?

На самом деле ничего такого не было. Просто кто-то из журналистов, изучив диагностические признаки синдрома зависимости, внесенного в Международную классификацию болезней (МКБ-10), решил, что любовь вполне подходит под описание: «сильное желание или чувство непреодолимой тяги к веществу; трудности в контролировании поведения, связанного с приемом психоактивного вещества; пренебрежение альтернативными удовольствиями или интересами; продолжающееся употребление психоактивного вещества вопреки явным признакам вредных последствий…». Если заменить «психоактивное вещество» на «любимую девушку», то получим любовь в списке болезней. Если заменить «психоактивное вещество» на «компьютер» — получим компьютерную зависимость. Но в том-то и дело, что ВОЗ ни любовь, ни компьютеры в свою МКБ-10 не включала! То есть зависимость, может, и есть, но вреда здоровью от нее нет. Не обнаружено, не доказано. Так что, родители, расслабьтесь, и давайте посмотрим на проблему с другой стороны.

Чего боятся родители?

Какие страхи наполняют вас, когда вы за уши оттаскиваете ребенка от компьютера? Я, например, в свое время была запугана потерей зрения, социальной дезадоптацией и синдромом отмены (то есть вот прямо наркоманской ломкой, которая изведет ребенка, если тот привыкнет к компьютеру, а компьютер отнимут).

Я вожу сына к офтальмологу раз в год, а то и чаще. И всякий раз врач говорит: «Пока все хорошо, но если много времени проводить за компьютером, то…»

К моему глубочайшему изумлению, геймерство никак не мешает социализации, даже наоборот, способствует. Вот мой старшенький (отличник и спортсмен) очень трудно сходится с новыми людьми. А мелкий геймер, наоборот – с разбегу влетает в любую компанию: «Привет! Вы играете в майнкрафт?» — и непременно оказывается, что хоть один еще играет, а остальным стыдно признаться, что не играют – ну и понеслась душа в рай. Они, может, потом вовсе в прятки играть будут или в салки-ножки-навесу, но майнкрафт – основа их социализации.

Впрочем, у моего мальчика есть компания, где только об играх и говорят, а больше ни о чем – это очень давняя (со средней группы детского сада) и прочная дружба на основе общих интересов. Если бы «общим интересом» было собирание марок или английский язык, я бы, конечно, не так сильно страдала.

А вот синдром отмены у нас налицо: если войти в комнату и сказать: «Все, Илюха! Ты уже три часа сидишь в компе. Выключай!» — то Илюха, несомненно, начнет кричать и возмущаться. Может, даже плакать. И я буду думать, что у него сформировалась зависимость… Но в моем детстве, когда мама выходила во двор и говорила: «Все! Уже темно. Хватит в вышибалы играть, марш домой!» — я тоже начинала плакать и страдать. Но зависимость от вышибал еще не придумали, поэтому никто особо не обращал внимания на мои протесты.

— Нет никакого «синдрома отмены» при увлечении компьютерными играми, — подтвердил мои догадки Сергей Чудновский, врач-психотерапевт, нарколог, психиатр. — Это не наркотик. Все эти синдромы — чистая выдумка предприимчивых психологов, которые желают заработать на доверчивых мамочках.

В чем правда?

В общем, эта статья не о детях. Она о взрослых и их агрессии против всего непонятного. Ведь чтение, собирание марок, разведение рыбок тоже могут привести к зависимости, но почему же нас так тревожит именно компьютер? А потому, что мы в компьютерах смыслим меньше, чем наши потомки – и это не может не нервировать.

Мы не понимаем, что делают дети, и поэтому думаем, что они не делают ничего. Во всяком случае, уж точно ничего полезного. Примерно так же наверняка рассуждал отец Михайло Ломоносова: мог бы ведь пацан, как истинный помор, увеличивать уловы и улучшать засолы, а он в науку пошел! Что за странное увлечение?

Тут (простите, я все классику вспоминаю – тоже своего рода зависимость) просматривается аналогия с фамусовским обществом: «Ну вот, подумаешь беда, что выпьет лишнего мужчина. Ученье – вот чума, ученость – вот причина, что нынче пуще, чем когда, безумных развелось…»

Вы читали Сократа? Не читали. Потому что он не писал ничего. Он вообще был против создания и распространения письменности. Говорил: «Если мысль достойна запоминания, она запомнится. А если не достойна, то и записывать ее незачем». И если бы его ученик Платон слушался старшего, то мы бы сейчас ни о Сократе, ни о Платоне вообще ничего бы не знали. Впрочем, это всего лишь исторический анекдот, ибо Сократ, как уже было сказано, не пользовался компьютерами, ничего не писал. Но на том этапе развития человечества великому философу действительно могло казаться, что письменность отупляет, ибо вгоняет в вынужденную пассивность зоны головного мозга, ответственные за долгосрочную память.

К чему это я все? А к тому, что вся наша борьба с «вредными» привычками и «пагубными» пристрастиями детей – это (не всегда, но в довольно большом проценте случаев) борьба с нашими собственными страхами и фобиями. А детям больше вреда приносят не пристрастия (к чтению, компьютерам, лепке), а именно эти наши наезды.

5 важных фактов о зависимости

Клинический психолог, научный сотрудник лаборатории профилактики ХНИЗ у детей и подростков «ГНИЦ ПМ» Минздрава России Вероника Климович предупреждает:

1. Последние исследования подтверждают наследственную предрасположенность к зависимостям. Одни дети могут играть и не приобрести зависимости, другие находятся в зоне риска. Поэтому если маме, например, трудно саму себя ограничивать в сладком или папа страстный рыболов, то и у ребенка повышается шанс «зависнуть».

2. Если ребенок, в принципе, склонен к зависимостям, то, возможно, компьютерная – не худшая из них. Хотя и не защита от прочих: мультизависимости (скажем, алкоголь, курение, компьютер) встречаются довольно часто.

3. Для постановки диагноза любой (в том числе и компьютерной) зависимости требуется наличие группы клинических признаков, которые, как правило, определяет врач психиатр-нарколог.

4. Зависимость напрямую не связана с возрастом. То есть отсутствуют возрастные механизмы, способствующие или препятствующие аддиктивному поведению.

5. Зависимость – это процесс. Нельзя сказать, что вот только вчера было увлечение, а сегодня уже зависимость. Но если у ребенка много увлечений, то велик шанс, что ни одно из них не перерастет в нечто сверхценное – просто времени не хватит.

Как не перейти грань между увлечением и зависимостью

1. Главное, не подумайте, что я призываю оставить ребенка у монитора и больше не обращать не него внимания. Компьютер в наше время – как вода: жить без него нельзя, но если влить в себя за раз ведро, то лопнешь. Дозируйте, как в школе – 45 минут, а затем другое занятие.

2. Ограничивать компьютерные игры надо не только во времени, но и в пространстве: пусть уж лучше ребенок играет 2 часа, но только у себя за столом, чем тащит планшет к семейному обеду.

3. Запишите отпрыска на курсы компьютерной грамотности – превратите «бессмысленный» интерес в профессиональный.

4. Попробуйте освоить его игру и общаться с собственным чадом в сети: если не смогли подобрать ребенку достойное увлечение, то хотя бы оцените то, что есть.

5. Вспомните, что говорил папа Дяди Федора: «Надо, чтобы дома животные были, собаки, кошки всякие, приятелей целый мешок. Вот тогда дети не будут пропадать»… в компьютере.

Метки записи:  , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.