Почему дети поздно начинают говорить?

Почему дети поздно начинают говорить?

Развитие ребенка стоит на трех китах: состояние его мозга, его поведенческая активность в богатой и разнообразной внешней среде и постоянное общение со взрослыми. В последние годы все эти условия, мягко говоря – в негативе. Но я отвечу именно на вопрос о неблагополучном развитии мозга многих современных детей. Всем известно, что в мозге есть кора и подкорковые отделы. Всем известно, что в норме ребенок начинает активно говорить примерно в 2-3 года. Почему не в три месяца или в год? Потому что только в 2-3 года кора головного мозга готова взять на себя речевую функцию. А до этого времени ее речевые таланты созревают и формируются за счет бурной активности подкорковых структур. Это можно сравнить с цветком: чтобы он зацвел, должны стать сильными корни, стебель, появиться бутоны. Так вот: примерно у 70% детей с отклонениями речевого развития сегодня имеется тот или иной дефицит подкорковых структур мозга. Тех самых, что отвечают за развитие любой психической функции и за развитие ребенка в целом. Почему? Потому что помимо собственных уникальных функций, подкорковые структуры «запускают» межполушарные взаимодействия и все корковые системы мозга. Если этот процесс нарушен или искажен — ожидать полноценной речевой компетентности не приходится. Собственно, это все сегодня и видят: дети разговаривают «с кашей во рту», пишут с чудовищными ошибками, не могут изложить свои мысли… Были такие дети раньше? Да, но они составляли лишь 10-15%.

70%?! Почему так много?
Никто этого точно не знает. Эти неприятности начались в середине 80-х годов прошлого века. Мы вообще стали существенно менее здоровыми, чем наши бабушки и дедушки. Думаю, все согласятся, что ХХ век – век невиданных ранее стрессов, которые из поколения в поколение «ослабляли» человечество – ну как они могли не повлиять на мам, и, соответственно, на внутриутробное развитие детей? Плохая экология, добавки, вода, воздух, обилие лекарств, родовые травмы – все это мы даже не обсуждаем. Но, как мне кажется, важнейшим фактором стало изменение электромагнитного поля Земли. Еще 40 лет назад у нас не было такого количества излучателей: телевизоры, компьютеры, мобильники и т.п. Наше с вами «мозго-тело» имеет физико-химическую, электрическую природу и другие волны на его работу очень влияют.
И все-таки не очень понятно, почему все это ударило именно по подкорковым структурам.
Потому что они первыми откликаются на любые неблагоприятные изменения во внешней среде. Это центр регуляции всего нашего организма, он самый уязвимый. Когда мы говорим, что у нас на смену погоды начинает болеть голова, зрение падать и спать хочется, на языке нейропсихологии это значит: «Ваши подкорковые структуры так отреагировали».

А только ли они виноваты в том, что дети позже начинают говорить?
Они и интимно связанные с ними шейные и грудные отделы позвоночника. У многих современных детей, как я говорю, «нет спины». Вот казалось бы, мы с вами говорим о таком высоком – о речи. А она на самом деле формируется, начиная с мышц спины, когда ребенок поворачивается, ползает, начинает ходить. И мышцы, и нервы от живота до макушки – все они так или иначе участвуют в акте говорения. Поэтому я очень хочу посоветовать родителям, у которых дети в 2 года не заговорили: сходите к хорошему остеопату. Проверьте, все ли у малыша в порядке с мышечным каркасом, с позвоночником. Обратите внимание, что сегодня на слово «гипертонус» все реагируют безразлично: «…у всех так». Но ведь это первый звонок о серьезном неблагополучии ребенка.

Вот вам недавний пример. Ко мне привели неговорящего ребенка 6 лет. Я начала смотреть его при студентах. Обратила внимание на то, что язык у него в совершенно скомканном, напряженном состоянии. Поворачиваю мальчика к себе спиной, прохожусь по мышцам и нажимаю на нижний отдел трапециевидной мышцы, которая у нас часть спины и плечи держит. Вы же понимаете, как я нажимаю – несильно. И вдруг весь зал ахает. Что случилось? А у него язык выскочил! То есть этот скукоженный язык – его держала в тонусе трапециевидная мышца! И ведь логопеды с этим ребенком несколько лет работают. Спрашивается: с чем они работают? Чем они могут ему помочь?

Для того, чтобы ребенок заговорил, его «мозго-тело» должно быть к этому готово. А для этого он должен полноценно пройти все этапы своего сенсо-моторного развития. Если здесь что-то не так, на это цепляется масса всяких соматических проблем, возникают отклонения в развитии поведения вообще. И незаметно, день за днем, все это мешает. А взрослые не обращают на это внимания, они его цифрам учат с полугода – вместо того, чтобы заняться элементарной гимнастикой, нейропсихологическими упражнениями и танцами.

А раньше разве этих проблем не было?
Как я уже сказала, раньше таких детей было несравненно меньше. И раньше дети бегали, прыгали, ездили к бабушкам в деревню на все лето… Побегаешь в «казаки-разбойники», в вышибалы попрыгаешь, в классики, через скакалку, в репейник залезешь – и мышцы спины сами встанут на место. Все это, если хотите, природная остеопатия. Причем, изо дня в день. Многие вещи выправлялись сами собой. Кроме того, любая игра – это общение, внимание, эмоции, восприятие, мышление, правила – то есть весь спектр психического развития. А сейчас? Сейчас дети сидят над планшетами, и проблемы копятся.
Ну, а если они не хотят гулять? Если им дома комфортнее, интереснее?Точнее, если взрослые убедили его, что дома интереснее… Вы можете быть демократами и предлагать ребенку одеть ту шапку или эту, пойти в парк или к песочнице. Но то, что вы должны гулять и активно играть с ним каждый день, — это даже не обсуждается.

А что еще нужно делать родителям?
Постоянно разговаривать с ребенком. Читать ему книги, вместе с ним смотреть мультфильмы, где персонажи много и хорошо говорят, а не перекидываются междометиями. Обсуждать с ним все, что происходит вокруг. Речь ребенка развивается, только как отражение от кого-то говорящего. Если этого нет, ребенок становится в той или иной степени Маугли.

Читают сейчас действительно мало?
Да, причем, сначала не читают родители, а потом не читает сам ребенок. «Ну, а что делать? Ну не любит он это дело! А заставлять его я не буду», — говорят мне на консультациях политкорректные мамы и папы. Но вы поймите: чтение – это новые слова и предложения, из которых, как из конструктора лего, складывается речь ребенка. Всегда были дети, расположенные к чтению и нет. Но в каждом доме стояли книги. Да, где-то их было 100, где-то 10 тысяч, однако необходимый минимум все прочитывали.

Читая, мы не только заимствуем новые слова. Мы еще и отражаем замечательные мысли умных людей. Следя за сюжетом, поневоле присваиваем размышления автора – и учимся думать. Мы можем соглашаться с героями или нет, но наш мозг воспринимает и запоминает эти алгоритмы – что думать можно так, а еще вот так. И чем богаче этот репертуар, тем богаче личность и сознание человека. Конечно, можно вместо трех книг прочитать три строчки в интернете. Но тогда и ваш мозг будет работать вот так, на этих трех аккордах — строчках. Есть еще версия, что дети в наше время позже начинают говорить, потому что долгое время ходят в памперсах.

Надо четко понимать, что развитие начинается с того момента, когда ребенку становится дискомфортно. Мокрые пеленки – это как раз один из первых таких серьезных дискомфортов, который запускает множество мыслительных процессов. «Ага, мне неприятно, надо миру об этом сообщить. Я кричу, но никто не подходит, надо позвать погромче. Если я кричу вот так, подбегают быстрее…» И вот уже в мозгу у ребенка закрепляются какие-то связи, он начинает налаживать с мамой диалог, слышать ее интонации, видеть ее мимику, повторять их … Конечно, отказываться от памперсов глупо (я не сторонник пещерного быта), но с ними надо быть поаккуратнее. Ведь постоянное отсутствие неприятных ощущений в этой области тела снижает ее чувствительность, что может привести к энурезу, онанизму, разнообразным сексуальным отклонениям.А насыщенное информационное поле, в котором современные дети растут? Оно как-то влияет на речевое развитие?

Нет никакого насыщенного информационного поля. Большая часть того, что вокруг транслируется, — это информационный мусор. И именно потому, что наши дети постоянно в нем находятся, с развитием их речи не происходит ничего путного… Есть другой, более важный момент. Мы почему-то забываем, что речь – это общественный договор. Человечество когда-то договорилось словом «ля-ля» называть вот этот предмет, а словом «ля-ля-ля» — вот это конкретное действие. Речь – это некие лейблы, бирки, навешанные на наши действия с внешним миром. До двух лет ребенок должен отдействовать, отдвигаться, пощупать, понюхать, чтобы лейбл «сел» на его конкретное действие, конкретное ситуативное восприятие. Если вы видите красную чашку, и я говорю, что это «красная чашка», и вы ее можете потрогать и даже разбить, это запоминается. А если я говорю слова «чашка, красная, пить», но вы этого не видите, вы, может быть, запомните слово, а дальше – слово помню, но к чему оно… Более того, все эти слова скоро забудутся. Покажите ребенку чашку. Дайте ему ее в руки. Пусть он попьет из нее молоко, чай, компот. Поиграйте с ним в игру «чашка на блюдце…под салфеткой…в чашку-из чашки…». Пусть даже он разобьет ее, и вы вместе обсудите, что она, оказывается, хрупкая, она бьется, разлетается на множество осколков – посмотрите, сколько сразу новых слов, какое пространство для размышлений! Каждое слово должно быть наполнено конкретным действием, должно быть прочувствовано, прожито.Пока мама, папа, бабушка – птицы-говоруны, пока ребенок внутри этих действий, пока он сам может все увидеть, потрогать, понюхать, почувствовать, его речь будет развиваться. Помните, как в «Фаусте»? «В начале было дело». Это самое «дело» из жизни современных детей стало вымываться. Речи не на что «садиться».

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.