Книги серии «Мастера советского театра и кино»

Книги серии «Мастера советского театра и кино»

Книги серии «Мастера советского театра и кино» пользуются устойчивой популярностью, хотя крупных удач среди них немного. Во всяком случае, меньше, чем хотелось бы и чем можно ожидать. Хорошую книгу об актере трудно написать, вероятно, прежде всего потому, что само его творчество только в малой степени может быть воспроизведено в рассказе, даже в исчерпывающе точном, и лишь косвенно воссоздано в описании, пусть в самом пластичном, предельно «иллюзионистском». Здесь каждый автор сталкивается с глубоко закономерным парадоксом словесной передачи своего личного художественного восприятия. Парадокс этот известен давно: чем восприятие индивидуальнее, чем оно выше по духовному уровню, тем ярче и полнее в рассказе об актере выступает личность самого рассказчика, и здесь бы повествователю не заслонить своего героя и не подменить его ярким созданием -своего богатого и профессионально подкованного воображения… Почитать подробнее про данную книгу можно на сайте khanjonkoff.ru.

Не менее существенная проблема, которую в первую очередь приходится решать автору книги об актере, — подход к материалу, его трактовка. Сравнивая монографии серии «Мастера советского театра и кино», вышедшие, за последние годы, отчетливо видишь — в них все явственней стремление раскрыть судьбу актера, и творческую, и личную, в конкретном историческом контексте, социальном и культурном. Далеко не всегда это удается, нередко биография актера обрисовывается, по сути, изолированно (простые упоминания о том, что в это время происходило в кино или в театре, положения не меняют). Однако важно, что з последние годы многие авторы стараются писать об актере так, чтобы обнаружились многообразные связи его творчества с общим художественным развитием, с запросами времени, с потребностями аудитории, и не только с передовыми, а и с отсталыми.

Что и говорить — это сложная задача. Книга Л. Парфенова — одна из серьезных попыток решить ее на современном уровне.

…Со дня смерти Николая Дмитриевича Мордвинова прошло семнадцать лет. Он незабываем для тех, кто видел его на сцене и на экране, слышал по радио, кто хоть раз соприкоснулся с этой мощной личностью. Богдан Хмельницкий, Котовский, лермонтовский Арбенин, старый Кристиан Лука из фильма «Куда улетают аисты» — эти кинообразы сохранятся навсегда. Но отошли в область театральной легенды сыгранные Мордвиновым Отелло и Лир, Карл Моор и Дои Гуан, а также разнохарактерные, разноплановые образы наших современников.

На почти двадцатилетием расстоянии фигура Мордвинова, поражавшая современников героической страстностью и полнотой чувств, не уменьшилась, не потускнела.

«Творческая и жизненная биография Мордвинова, — пишет Л. Парфенов, — на первый взгляд проста и пряма. Его путь шел по восходящей, к вершинам мастерства, успеха, славы. И оборвался в зените, в высшей точке взлета. …Но была и другая, скрытая от глаз зрителей, сторона его жизни — постоянный, напряженный труд и мучительнейшие творческие поиски, раздумья, повышенное чувство самокритики, непрекращающийся самоанализ и неудовлетворенность ограниченностью репертуара, жажда новых и новых работ». Вот этой невидимой зрителю работе, этому труду души Л. Парфенов уделяет большое внимание. Раскрывая творчество актера изнутри и в его истоках, автор стремится показать, чем оно питалось, как было связано с действительностью, как ею обусловливалось и ее выражало.

Николай Мордвинов всю жизнь вел рабочие дневники. Следуя совету Станиславского, он фиксировал свои раздумья, наблюдения, оценивал свои удачи и ошибки, творческие находки — весь процесс создания роли и вхождения в единое целое спектакля.

Автор: Владимир Селезнев

Самые свежие новости медицины на нашей странице в Вконтакте
Метки записи:  , , , ,

Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.