Детская психотерапия: как все устроено

Детская психотерапия: как все устроено

Детский психотерапевт Ирина Лесскиc рассказала «Летидору» о многих секретах своей профессии. Например, о том, что если ребенок никак не заговорит, хотя логопед и невролог не видят никаких препятствий, часто за этим стоят причины психологические. Когда, по большому счету, ребенку не с кем говорить в семье или незачем.

Психотерапия взрослая и детская

Хотя детский психотерапевт работает с ребенком, клиентом все же считается родитель. Это принципиальное отличие от работы с взрослым. Взрослый приходит сам и сам несет ответственность. Ребенка же, как правило, приводит родитель, на нем и лежит ответственность. Даже юридически детская психотерапия возможна только с согласия родителя или опекуна.

К тому же, ребенок не живет самостоятельно, отдельно. Все, что с ним происходит, происходит в каком-то семейном контексте. Потому детская психотерапия не может быть по-настоящему успешной без сотрудничества с родителями, которые должны понимать, что происходит с их ребенком. А для терапевта разговор с родителем позволяет понять меняется ли что-то за пределами терапевтической сессии. Периодически нужно «сверять карты».

При этом есть задача сохранения конфиденциальности. Я не рассказываю какие-то конкретные вещи родителям, я беседую с ними о смысле того, что происходит. Часто я даже не рассказываю о тех играх, в которые мы играем.

С чем приходят

Пока родители, так или иначе, справляются сами, психотерапевт им не нужен. Приходят тогда, когда чувствуют растерянность, бессилие. Бывают плохие родители, асоциальные семьи. Но эти люди добровольно к детскому психотерапевту не приходят. А те, что приходят – это люди, которые заинтересованы в своем ребенке, даже если они сильно злятся на него. Эта злость не от холодного расчета, а от бессилия и от боли.

Обращаются по поводу страхов, тревожности у ребенка. Это, действительно, сфера психотерапевта, он может помочь. Хотя иногда требуется совместная работа с неврологом, но грамотный психотерапевт это увидит и направит на параллельное обследование к врачу.

Поведенческие проблемы тоже полезно решать с помощью психотерапии. Агрессивное поведение, трудности в общении у ребенка. С этим можно и нужно работать.

Обращаются и с проблемами в учебе. Но психотерапевт не будет заниматься интеллектуальной сферой, смотреть память или внимание ребенка, для этого есть другие специалисты. Психотерапевт скорее будет искать, что ребенку мешает учиться хорошо, о чем говорят его проблемы в школе.

Еще приходят, когда ребенок никак не заговорит, хотя логопед и невролог не видят никаких препятствий. Часто за этим стоят причины психологические. Например, когда ребенку не с кем говорить в семье или незачем.

Психотерапевт может заниматься и психосоматическими проблемами. Например, врачи говорят, что около половины случаев энуреза не имеют под собой физиологических причин, и надо разбираться с психологическими. Это может быть гастрит, астма, еще какие-то заболевания. Если обследования ничего не показывают на уровне тела, полезно поискать причины на уровне психики.

Психотерапевтическая помощь может быть полезна ребенку, попавшему в сложную жизненную ситуацию (развод родителей, потеря близких, тяжелой болезни или физической травмы самого ребенка или кого-то из близких).

Результат

За каждым запросом стоит индивидуальная ситуация. Поэтому эти первоначальные запросы довольно быстро отходят на второй план. Мы имеем дело каждый раз с абсолютно уникальным случаем, с которым и надо разбираться. Психотерапевт, по сути, всегда делает одно и то же. Он сопровождает человека в его переживаниях, работает с эмоциональной сферой. А внешне эти эмоциональные проблемы могут выглядеть как поведенческие, как интеллектуальные, как сложности в общении и так далее. Специалист может помочь адаптироваться к каким-то особенностям ребенка, если их нельзя изменить – какая-то болезнь или, например, заикание. Он научит ребенка жить с этим, не замыкаться на своей особенности.

Я не воспитываю ребенка, не меняю его, а поддерживаю, ищу вместе с ним способы, как он смог бы стать более живым и более успешно общаться с окружающими. Я работаю в недирективном ключе, предпочитаю следовать за тем, что делает ребенок и поддерживать в нем сильные части – выражение чувств, осмысление.

Как все начинается

Психотерапевты обычно не уделяют много внимания какой-либо формальной диагностике, как, например, это делают нейропсихологии или логопеды. Вся диагностика происходит в режиме беседы, наблюдения. Просто есть какие-то точки, на которые психотерапевт обращает внимание на первых встречах. В целом, схема работы может быть очень разной, это зависит и от личности психотерапевта, и от его профессиональных предпочтений. Первая встреча проводится совместно с ребенком и родителем. Или может быть только с родителем. Я всегда спрашиваю родителя, хочет ли он встретиться со мной отдельно прежде, чем привести ко мне ребенка, есть ли у него что-то, о чем он хочет поговорить со мной один на один. Я расспрашиваю на первой встрече все очень подробно о жизни ребенка – как он родился, каким по счету был ребенком в семье, что происходило и происходит в семье, об отношениях между родителями и так далее.

Обычно приходит мама. Но последнее время чаще стали приходить оба родителя, что гораздо лучше, это ведь всегда два разных взгляда. К тому же, сразу на этой встрече можно решить, нужна ли какая-то помощь им (речь идет о семейной терапии), или сложности, которые заставили их ко мне обратиться, связаны именно с ребенком.

Дальше идет первая встреча с ребенком, где работа ведется уже с ним. Но она тоже чаще всего проводится в присутствии родителя (если ребенок младше 5 лет, то родитель и на последующих встречах всегда присутствует). Ребенка я обязательно спрашиваю, как он сам видит ситуацию, которую описывает родитель. На этих первых встречах мы заключаем своеобразный контракт. Договариваемся о том, с чем будем работать дальше, к чему стараться прийти.

О методах работы

На встрече я могу предлагать что-то ребенку – какое-то упражнение или игру. Но если он откажется, я не буду настаивать, а попробую решить эту задачу как-то иначе. Детский психотерапевт больше всего, конечно, играет с ребенком – в игрушки, в ролевые, подвижные игры. Ну и разговаривает, конечно, беседует, особенно с ребенком постарше. Иногда мы также рисуем.

Очень хороший вопрос, почему родитель всего этого сам делать не может – играть, рисовать, разговаривать. В принципе, может, но здесь есть, как минимум, один важный момент. В рамках психотерапевтической встречи очень важно ребенку дать максимальную свободу. У родителя такой возможности, на самом деле, обычно нет, а отделить то время, когда все можно и когда многого нельзя – очень сложно. Это основная проблема. А объяснить сами методы родителям можно, и даже какие-то элементы со встречи они берут в свою жизнь. Например, как играть, чтобы игра была психотерапевтичной для ребенка. Этому можно обучить родителей.

Еще важно то, что выделен этот час. Он выделен именно на такую работу, в этот час основная ответственность – на психотерапевте, и сам родитель тоже может быть более свободным. В повседневной жизни такая возможность у родителя редко есть, у него всегда стоят еще какие-то задачи. На нашей встрече если ребенок, например, скандалит, у меня есть много времени и возможностей с этим разбираться, а мама, даже если знает, что делала бы в этом месте психотерапевт, часто не имеет такой возможности – у нее может быть другой ребенок, она может опаздывать на автобус и так далее…

Надо сказать, что психотерапевтическая работа чаще всего длительная, в отличие от консультирования, это как минимум 10 встреч. Периодичность вполне оптимальная раз в неделю. Консультант отличается от психотерапевта тем, что у него немного другая цель и позиция. Консультирование – это такой процесс, когда консультант и клиент рассматривают проблему, обдумывают пути решения. Консультант расскажет о каких-то психологических механизмах, как они срабатывают в вашей конкретной ситуации, на это часто хватает и одной встречи. Психотерапия – это скорее процесс сопровождения ребенка в его переживаниях, методы и позиция специалиста тоже, соответственно, отличаются.

О выборе психотерапевта

Лучшим методом поиска психотерапевта у нас по-прежнему остается сарафанное радио. Может быть это нормально. Но я вполне могу рекомендовать комплексный подход, который есть, например, в психолого-медико-социальных центрах. Ведь не всегда можно сразу понять, какой специалист нужен ребенку, а там, на первичном приеме, ребенка обычно смотрят сразу несколько специалистов, и каждый обозначает, есть ли какие-то проблемы по его части.

Психолог – это более общая специальность по сравнению с психотерапевтом. Чтобы заниматься психотерапией, нужно и базовое психологическое, и дополнительное психотерапевтическое образование, причем именно по детской психотерапии.

Нужно иметь в виду, что это может быть очень хороший специалист, но вам конкретно не подойдет. Не получится как с врачом – человек мне неприятен, но покажу ему свою руку. Душа так просто не покажется. Поэтому важно ориентироваться на себя, на интуицию.


Читайте также

Оставить комментарий

Вы можете использовать HTML тэги: <a href="" title=""> <abbr title=""> <acronym title=""> <b> <blockquote cite=""> <cite> <code> <del datetime=""> <em> <i> <q cite=""> <s> <strike> <strong>

Time limit is exhausted. Please reload the CAPTCHA.